Генеральный директор «Окапол» — о новых технологиях, деловом подходе и будущем страны

03.03.2020

Огородцев Дмитрий Николаевич, генеральный директор ООО «Окапол»

20 января в Дзержинске было запущено первое отечественное производство наномодифицированных полимеров и новых композиционных материалов ООО «Окапол». Объем инвестиций в него составил 340 млн рублей. В основе работы компании лежит не производство конкретного товара, а разработка технологий, позволяющих создавать множество новых композитных материалов. Почему это важно и где могут найти применение эти технологии представителю портала «Banknn» рассказал генеральный директор нового предприятия Дмитрий Огородцев.​

— Дмитрий Николаевич, сейчас мы находимся на первом в стране импортозамещающем производстве наномодифицированных полимеров. Как пришла идея развивать это направление?

Это случилось в 2008 году, когда мы мы еще работали в металлургической сфере. В определенный момент встали вопросы нанесения полимерного покрытия на металл, изоляции труб, повышения их срока службы. Оказалось, что в России полимерная индустрия держится лишь на технологиях СССР.​ Советский союз в свое время купил их в тот период, когда весь мир перешел на более прогрессивные методы.​

Ознакомившись с мировым опытом производства полимеров, мы сначала обратили внимание на технологические аспекты. Секрет крылся в самой структуре рынка. Мы осознали, что успешная практика разработки полимеров не лежит в основе конечного результата; значимым фактором является широта спектра его применения. Важен не сам материал, а технология, с помощью которой будет создано еще несколько новых композитных материалов.

— В чем основная функция этой технологии?

Представьте себе воду и масло. Всем известно, что эти вещества не смешиваются друг с другом, но если добиться этого, мы получаем эмульсию. Многие полимеры по своей структуре также друг с другом несовместимы, а ведь их одновременное использование может повышать прочность изделий и иные параметры. Мы решаем как раз эту задачу.

— В каких сферах она может найти применение?​

Если изначально, еще будучи металлургами, мы ориентировались на трубное производство, то теперь понимаем, что применяться она может где угодно. Это медицина, судостроение, машиностроение и множество других отраслей.​ ​

— Как вы оцениваете роль государства в вопросе помощи бизнесменам, если вспомнить становление «Окапола»?

У государства есть все необходимые формы поддержки для бизнеса. Вопросы вызывает только​ доступность этих мер для рядовых предпринимателей. Иногда нужно самим добиваться определенных шагов навстречу. С этим столкнулись и мы на этапе оформления производственной площадки — чтобы сдвинуть дело с мертвой точки, приходилось лично звонить ответственным лицам. Сегодня чиновники работают лучше — видны результаты деятельности администрации губернатора Глеба Никитина. 

Если говорить о пожеланиях, я считаю, что важно построить взаимосвязь «бизнес-государство», чтобы у людей была необходимая информация о возможных услугах.​

— А как, говоря о поддержке бизнеса, можно оценить роль банков?

Мы рассчитывали на помощь банков, но не получили таковой. Тот перечень номенклатурных согласований, который нам нужно было пройти, заставил задуматься, стоит ли делать это. Мы могли потратить месяц на бумажную волокиту, либо посвятить его рождения новых идей для заработка. Пошли по второму пути — более эффективному.​

Банк должен выполнять функцию интегратора между людьми и деньгами. За рубежом в последнее время популярна следующая практика. Банк формирует у себя новое направление, работая по принципу агентства, привлекающего инвестиции. Допустим, человек готов взять кредит под 10%, а ему предлагают 12%. И тут возникает вопрос: кто платит за «упаковку» проекта? Обычно при банке есть компания, которая занимается оформлением кредита, и клиент​ платит именно ей. На самом деле банк может себе позволить содержать это направление, отделив его от иных, установит для него бюджет и поставит задачу выхода на самоокупаемость в течение определенного времени.​

Сейчас в России таких проектов нет, потому что нет согласованности между различными подразделениями банка. Именно он должен помогать в поиске инвестора, способствуя также «упаковке» продукта клиента. Даже если банк в итоге не выдаст ему кредит, он станет плотнее контактировать с клиентом, уходя из системы, которая ограничивает его регламентами Центробанка.

Вокруг много людей с разными идеями, но прийти с со своей инициативой некуда. Банки же в первую очередь страхуют свои риски. Но на самом деле иногда достаточно просто привлечь эксперта, чтобы оценить тот или иной проект и начать работу. 

— Ждать ли бизнесменам и простым гражданам глобальных изменений после смены состава правительства в России?​

— Сейчас в мире происходит полная трансформация взаимоотношений людей. Причины этого явления — в том числе способы коммуникации, новые технологии, которые меняют наше сознание. Метаморфозы происходят между странами, между людьми, а также между правительством и людьми в одной стране. Сейчас в России, на мой взгляд, начинается новое движение, которое должно к чему-то привести. Исход может быть не только положительным или отрицательным, но и таким, где будут видны и плюсы, и минусы. Я склонен думать, что нас ждет третий вектор развития.​

Пусть сейчас государство делает не те шаги, какие нам хотелось бы видеть, но оно хотя бы шагает в правильном направлении. Одно из таких направлений — поддержка молодых специалистов, приезжающих на работу из крупных городов на периферию. 

Автор: Марина Круглова

При использовании материалов ссылка на Banknn.ru обязательна.