Комментарий Заместителя Председателя Правления, Директора Департамента клиентского обслуживания Е.И. Волкоедовой для делового интернет-журнала "Инвест-Форсайт"

12.02.2018

Репатриация 2.0: Как будут возвращать капитал в Россию

Государство начало активную кампанию по репатриации капитала 2.0. Для физлиц уже ввели послабления валютного контроля, Минфин говорит о либерализации и в отношении контролируемых иностранных компаний. Всеобъемлющее прощение налоговых прегрешений и валютных нарушений рассматривается как способ повернуть финансовые реки обратно в Россию. На этом пути, как отмечают эксперты, есть несколько проблем, главная из которых – недоверие к государству и его действиям. Оно подчас сильнее страха стать абсолютно прозрачным для регуляторов за счет присоединения России к глобальной системе обмена финансовой информацией.

Уровень валютного контроля – один из самых жестких в мире

Несколько миллионов россиян, проживающих большую часть года за границей, могут больше не переживать по поводу своих иностранных счетов. С 1 января 2018 вступили в силу изменения к ФЗ №173 «О валютном регулировании и валютном контроле». Теперь тем, кто работает, учится за границей или живет «на два дома», но при этом сохраняет российское гражданство, не нужно уведомлять налоговиков на родине об открытии или закрытии счетов в иностранных банках и ежегодно отчитываться о движении средств по ним. Нововведение касается более двух миллионов человек: только на консульском учете стоят 1,9 млн россиян, но многие пренебрегают этим.

Прежде, как замечает старший юрист департамента международного налогового планирования юридической фирмы «Клифф» Екатерина Романова, гражданин РФ, постоянно проживающий за пределами своей страны, но иногда все же посещающий её территорию, не мог свободно использовать свои счета – большинство операций он был обязан проводить через российский банк. Напрямую на иностранный счет можно было зачислять только доходы от иностранных источников, например, дивиденды, купонный доход, различные стипендии и гранты, заработную плату. Нарушение порядка зачисления грозило штрафом в размере 75-100% от суммы зачисления.
«Такой пристальный контроль являлся излишним: так как РФ не претендовала на налогообложение общемирового дохода физического лица, не являющегося налоговым резидентом РФ, то проверка счетов нерезидентов была бессмысленна. До 1 января 2018 года уровень валютного контроля в России являлся одним из самых жестких в мире», – утверждает Екатерина Романова.

Юрист московского офиса «Ильяшев и партнеры» Руслан Маннапов напоминает: в 2016 году уже предпринимались попытки рассмотреть подобные поправки. Одна из концепций сводилась к тому, чтобы приравнять статус валютного резидента к налоговому, а также сохранить статус валютного резидента за всеми гражданами.
«Следует отметить, что проект федерального закона был внесен в Госдуму на рассмотрение 17 октября 2017 года и был подписан 28 декабря прошлого года. Законопроект за весь период его рассмотрения не претерпел каких-либо существенных изменений и был опубликован практически в первоначальной редакции», – говорит Руслан Маннапов.

По его мнению, изменения приведут не только к облегчению жизни банков, которые контролируют операции своих клиентов, и налоговых органов, но и самих физических лиц, подолгу проживающих за пределами России – теперь те смогут спокойно навещать своих родных и близких, не опасаясь финансовых последствий. Новый закон позволит им без ограничений со стороны РФ распоряжаться своими личными иностранными счетами. Например, если гражданин России продаст свой заграничный дом или автомобиль нерезиденту, то может спокойно зачислять на иностранный счет средства от сделки в том случае, если она совершается в странах-членах ОЭСР или FATF.

Купить лояльность элит

Важно, что резидентов либерализация не затронула. Так, для них по-прежнему сильно ограничен список возможных операций с иностранным счетом: на него нельзя зачислять доходы от предпринимательской деятельности, продажи криптовалют или ценных бумаг, не торгующихся в России на крупнейших биржах. Даже наследство или займ нельзя перевести на этот счет. Незнание или игнорирование закона обходится дорого – в 75-100% суммы проведенной сделки. Если раньше можно было рассчитывать отмолчаться, теперь обо всех банковских счетах россиян на родине станет известно благодаря международной системе обмена налоговой информацией. Срок давности по нарушениям подобного рода – два года.

«Изменения в законе о валютном контроле не стоит воспринимать как ослабление контроля за валютными операциями в принципе, – предостерегает заместитель председателя правления, директор департамента клиентского обслуживания СДМ-банка Елена Волкоедова. – В настоящее время основной акцент в процедурах контроля операций клиентов направлен на финансовый контроль, который более всесторонне, по сравнению с валютным контролем, рассматривает каждую конкретную операцию, поэтому отсутствие уведомления ФНС не приведет к отсутствию контроля со стороны банков за переводами валюты на счета за рубежом».

Как отмечает Елена Волкоедова, изменения в Законе о валютном контроле привели к тому, что теперь все граждане Российской Федерации, независимо от места проживания, являются резидентами (ранее граждане, постоянно проживающие за рубежом не менее одного года, считались нерезидентами). В связи с этим на них теперь в полной мере распространяется налоговое законодательство нашей страны, в том числе положения об обмене финансовой информацией с иностранными государствами в рамках Международной Конвенции ОЭСР.

«Шаги по признанию валютными агентами физических лиц, которые находятся в России более полугода – это, в первую очередь, продолжение мер по повышению лояльности элит к власти. Людям со вторым гражданством, которые являются налоговыми агентами другого государства, уже разрешили не платить налоги в России, – утверждает первый заместитель директора Института актуальной экономики Иван Антропов. – Первыми вступать в дискуссию за отмену (хоть и не полностью) валютного контроля, который требует обязательного возврата валютной выручки в Россию, начали Минэкономразвития и Минфин, теперь к переменам в системе склоняется и ЦБ. МЭР аргументировал свою позицию тем, что требование репатриации выручки тормозит международную торговлю. Но фактически либерализация валютного контроля в наших условиях преследует несколько иные цели. В ней заинтересованы экспортеры».

Свобода о двух концах

По идее Минфина, компании-экспортеры могут быть освобождены от необходимости возвращать валютную выручку в страну, поставив о ней в известность российских налоговиков. Таким образом министерство планирует убить двух зайцев: поддержать несырьевой экспорт, который оказывается вынужден проводить бартерные сделки из-за санкций или неспособности партнеров расплатиться деньгами, и прекратить неэффективные попытки противостоять оттоку капитала из страны.

На Гайдаровском форуме замминистра финансов Алексей Моисеев заявил:
«Назрела необходимость отменить и требования о репатриации валютной выручки, отменить учет за судьбой аванса по импорту и, кроме того, любые ограничения по движению счетов граждан России – как валютных резидентов, так и валютных нерезидентов».

Законопроект уже готов, но его рассмотрение, по словам Алексея Моисеева, идет с переменным успехом: либерализацию поддерживают налоговики и таможня, а ЦБ осторожничает. Регулятор не хочет давления на курс со стороны компаний, которые будут придерживать валютную выручку, и опасается лишиться инструмента выполнения антиотмывочных требований FATF.

Минфин – активный сторонник либерализации налогового и валютного законодательства в отношении юрлиц. Их будет непросто заставить репатриироваться. Как замечает старший консультант EY Елена Максимова, у российских властей есть важный инструмент деофшоризации. Это правила КИК, к которым относят, помимо самих компаний, также трасты или фонды, созданные без образования юрлица. Контролирующими в этом случае признаются юридические или физические лица, владеющие более 25% в иностранной компании (также 10% при условии, что совокупная доля российских резидентов более 50%) или оказывающие влияние на распределение прибыли. КИК обязаны извещать налоговиков о своем существовании и платить налоги в России. Исключения для начисления налога составляют случаи, в которых прибыль не превышает пороговых значений (для 2016 года – 30 млн рублей, для последующих лет – 10 млн), а также касаются, например, банков, страховых компаний. Чтобы избежать налогообложения в России, многие контролирующие лица меняют налоговую юрисдикцию, вводят в число акционеров номинальных владельцев или пытаются перевести организацию в статус некоммерческой.

Признайся и не плати налоги

Для повышения привлекательности кампании по возврату капитала Минфин предлагает провести очередную амнистию капиталов – с марта по декабрь 2018 года владельцам счетов и активов за границей предлагается сообщить о них налоговым органам. В отличие от предыдущей амнистии, в этот раз прощение налоговых прегрешений распространится на уже закрытые счета. Кроме того, финансовых репатриантов освободят от обязанности рассказывать о происхождении капитала, для них установлена нулевая ставка на прибыль и НДФЛ. Власти уверены: вслед за легализацией средств россияне будут возвращать их на родину, и предлагают для этого финансовый инструмент – суверенные облигации на $3 млрд. Однако прямого требования переводить капиталы в Россию нет, но есть удобный механизм для противодействия санкционному режиму – части живущих за границей россиян он точно может пригодиться.

Первой амнистией в 2015-2016 годах, по словам Антона Силуанова, воспользовались 7 200 бизнесменов из России. В этот раз число желающих «русифицировать» капитал может увеличиться из-за страха состоятельных людей и предпринимателей перед межгосударственным обменом налоговой информацией и санкциями. Однако страх вступает в противоречие с сильным недоверием к России со стороны тех, кто стремился вывести все самое дорогое из страны – это уже выразилось в росте спроса на услуги юристов по безболезненному переходу в другие налоговые юрисдикции. В 2017 году компания Tranio совместно с Adam Smith Conferences провела опрос налоговых консультантов и юристов, сотрудничающих с состоятельными россиянами, и выяснила, что после присоединения к международной конвенции число задекларировавших свои активы возросло с 10% до 40%. Только треть респондентов сказали, что их клиенты полностью закрывают иностранные счета и переводят капитал в Россию, 13%, наоборот, сообщили о намерении клиентов полностью эмигрировать из родной страны. Большая же часть – желающие спрятаться, и они стали активнее менять налоговую юрисдикцию. Дело не только в финансовой составляющей – владельцы капиталов по-прежнему опасаются, что все сказанное ими может быть использовано против них. Топ популярных стран, по данным Tranio, возглавляет Кипр, за ним идут – Великобритания, Монако, Мальта и Швейцария. Также популярно получение визы резидента в ОАЭ и Сингапуре. Всплеск интереса со стороны россиян ощущают США и Израиль.

Так что вновь открываемый канал для возврата капитала может стать руслом, по которому средства пойдут в обратном направлении.


Источник публикации: Инвест-Форсайт