КАПИТАЛИЗАЦИЯ МАРКА ФЕЛЬДМАНА: ДЕНЬГИ НУЖНО ТРАТИТЬ ЭФФЕКТИВНО

10.02.2016

Фельдман Марк Самуилович, Управляющий Нижегородским филиалом ПАО Транскапиталбанк

Он биолог по первому образованию и говорит, что всю жизнь проходит естественный отбор. Он умеет зарабатывать, и главное — эффективно тратить деньги. Тем не менее, для одного из самых известных банкиров Нижнего Новгорода деньги не на первом месте в системе ценностей. Важнее работа, за которой он проводит три четверти своего времени.

Управляющий нижегородским филиалом ПАО Транскапиталбанк Марк Фельдман делится своим видением текущей экономической ситуации, рассказывает о жизненных и профессиональных принципах и о том, какова доля бренда «Марк Фельдман» в репутации его «родного» банка.


От приличного здания к приличному бизнесу

ТКБ Банк известен в Нижнем Новгороде во многом благодаря его руководителю. Насколько имя Марка Фельдмана определило современные прочные позиции банка?

Конечно, моя капитализация как топ-менеджера дала результат. Когда я возглавил ТКБ Банк, он имел несколько миллионов рублей убытков, а уже на пятый месяц стал прибыльным. Через девять месяцев банк показал около 200% роста и получал десятки миллионов рублей прибыли. С сороковых позиций в нижегородском банковском секторе мы за два года вышли в число лидеров: прибыль ТКБ сегодня измеряется сотнями миллионов рублей, у банка многомиллиардный кредитный портфель и многотысячная клиентская база.

Что входит в понятие Вашей капитализации?

Моя капитализация — это более чем 20-летний опыт работы в банковской сфере, команда и пул клиентов. Один в поле не воин. В моей команде сегодня профессионалы из числа лучших, а по некоторым направлениям и самые лучшие в городе. Я не боюсь конкуренции и всегда ищу только сильных сотрудников. Еще до своего официального прихода в ТКБ Банк я направил туда на работу «своих людей», включая первого заместителя. Нужно было изучить поле предстоящей деятельности, оценить сотрудников и оставить в команде наиболее достойных.

Я тогда сказал акционерам банка, что буду делать все — от приличного здания до приличного бизнеса. Банковский дом очень дорого стоит. В нашем нынешнем здании есть все, и в самом современном формате: хранилища, депозитарии, кассовые блоки… Но я смог себе позволить переезд сюда, только поскольку вышел на прибыль значительно раньше, чем ожидали члены правления. Приглашая меня в качестве топ-менеджера, они поставили передо мной определенные, довольно масштабные, задачи, но я уже тогда сознавал, что мои возможности значительно выше.


Сами все предложат, и сами все дадут

Почему вы сменили Уралсиб на ТКБ Банк?

Уход из Уралсиба дался мне очень тяжело. Я вообще тяжело ухожу, потому что мне всегда есть, что терять, и главное — остается ответственность за то, что ты оставляешь. В Уралсибе я проработал 13,5 лет и заработал 13,5 миллиардов рублей прибыли. В период, когда я управлял банком, он показывал положительные тренды, даже несмотря на кризис. Но со временем я перестал чувствовать себя комфортно в Уралсибе. Сложилась революционная ситуация, когда «низы» не могут, а «верхи» не хотят. Я был из «низов», но продолжал работать, все больше становясь исключением из общего правила. В этот момент я и задумался о переходе в другой банк.

Почему Ваш выбор пал именно на ТКБ Банк?

Банковская среда достаточно жесткая, а я не самый молодой топ-менеджер, но предложений у меня было много, в том числе от самых крупных банков. Я открыто принимал интересантов прямо в своем рабочем кабинете. У меня принцип: встречаюсь только с первыми лицами, никаких заместителей — они часто некорректно транслируют информацию. Из ТКБ Банка ко мне приезжали два зама. А потом так совпало, что я поехал на совещание в Москву и встретился с председателем правления ТКБ. Мы похожи и сразу друг другу понравились, услышали друг друга. Она реальный практик, сказочный мотиватор и обещала мне главное — что у меня будет возможность работать.

Я наемный менеджер, и зарплата, безусловно, имеет для меня значение, но я никогда не начинаю обсуждение с нее. Умные люди (а с дураками я не работаю) знают мне цену. Но, если мне не могут предложить ничего, кроме зарплаты, мне это неинтересно.


Гибкость и эксклюзивные предложения

Какие задачи Вы ставили перед собой, возглавляя ТКБ Банк?

Одной из первостепенных задач было набрать пул платежеспособных клиентов: корпоративных, физических лиц, организаций малого бизнеса. И все это одновременно, потому что, только если все ноги равной длины, тельце будет твердо стоять. Только около 7,5% клиентов перешли в ТКБ Банк из Уралсиба в первый год, остальные были новыми, наработанными. Для того чтобы просто раздать деньги, много ума не надо. Попробуйте раздать их так, чтобы деньги к вам вернулись. В начале 1990-х годов люди приходили в банк и говорили: «Дайте мне миллиард». При этом их совершенно не волновало, под какие проценты им выдадут нужную сумму, следовательно они не собирались ее возвращать. Мне не нужны такие заемщики. Это касается не только корпоративных клиентов, но и физических лиц. Сегодня ТКБ — заметный игрок на ипотечном рынке. У нас отлажены взаимоотношения с застройщиками, риэлторами, страховыми компаниями. Мы просчитываем возможности сопровождать и возвращать выдаваемые кредиты, делаем конструктивные предложения по ставкам.

Чем сегодня привлекает клиентов ТКБ Банк?

Основные преимущества ТКБ Банка — это линейка банковских продуктов и гибкие предложения. Банк четко ориентирован на бизнес. Ставки должны быть умеренными, а главное — у клиента всегда должен быть выбор. По господдержке, скажем, я сегодня кредитую не под 12%, а под 10,5%, а в отдельных случаях и под 8,8%. Кроме нас, мало кто выдает кредиты пенсионерам, в то время как на Западе ограничений по возрасту практически не существует. Если банк выдал ипотеку, квартира находится у него в залоге до тех пор, пока не выплачена последняя копейка. Даже в случае смерти получателя займа у него остаются правопреемники, к которым перейдут долговые обязательства.

Есть у нас интересные гендерные продукты: женщина — собственник бизнеса или топ-менеджер может получить до двух миллионов евро. Все это западные модели. О некоторых я до прихода в ТКБ только в книжках читал и не верил в их реальность. Например, у нас запрещено выдавать кредиты на проекты, наносящие ущерб экологии или обществу (например, кредитовать производителей алкогольной продукции). Зато есть прекрасные предложения для применения энергосберегающих технологий.


Политика, подменившая экономику

ТКБ Банк сохраняет достаточно уверенные позиции в условиях кризиса. А каков Ваш прогноз развития экономической ситуации в целом?

На 100% подтвержденная долгосрочная перспектива у всех нас одна: мы умрем. Человек так устроен как вид. Об экономике с такой определенностью говорить не приходится. Исходя из текущей ситуации, я могу предположить, что курс рубля по отношению к доллару и евро будет скорректирован к концу первого квартала текущего года, в широком коридоре — на уровне 65-75. Но это прогноз без учета политических факторов.

Главное отличие кризиса конца 2008 года от последнего в том, что тогда мы не имели сегодняшних политических катаклизмов. Политические проблемы на Ближнем Востоке, в Африке, Украине стали основополагающим фактором, определяющим ситуацию на мировых, европейских, государственных и даже региональных рынках.

Предполагая такое развитие событий, Вы и занялись политикой?

Я не занимаюсь политикой. Я говорил и говорю, хотя со мной многие не согласны, что Городская Дума не место для политики. Депутатов выбирают, чтобы они работали на город. У меня есть кредо: если не я, то кто? Я разбираюсь в бюджетных процессах и это свое умение направляю на то, чтобы в Нижнем Новгороде стало лучше жить. Например, в 2014 году мы сэкономили городу 138 миллионов рублей на одних только процентах по привлеченным кредитам. Вспомните коррупционные скандалы с рекламными носителями. Город больше 70 миллионов рублей за размещение на них рекламы никогда не получал, а после того, как мы сделали этот процесс прозрачным и публичным, сумма сразу возросла до 680 миллионов рублей. Таких примеров я могу приводить множество. Проблем в Нижнем Новгороде хватает.

Где искать источник этих проблем?

Большая часть проблем, на мой взгляд, проистекает от нерешенных вопросов межбюджетных отношений. Почему город, который формирует 65% доходов областного бюджета, получает на свои нужды чуть более 10 миллиардов рублей (менее 10% от размера бюджета Нижегородской области — Ред.). Нам говорят: «Метро построено на областные средства!» Это не так. Областное Правительство забрало эти деньги у города и направило на строительство метро. При этом город имеет обязательства по софинансированию этого проекта, то есть мы еще должны добавить деньги на его реализацию.

Метро Нижнему Новгороду нужно, но есть и лучшие практики, которые уже давно внедрены в западноевропейских странах. Во многом альтернативой «подземке» может стать трамвай. Это экологически чистый транспорт, а создание системы наземного электротранспорта обходится значительно дешевле, чем строительство метро.

Ключевой принцип расходования бюджетных средств — эффективность. Например, в области за последние годы было построено много ФОКов, а заполняемость у некоторых из них не более 5%. На 1 января 2016 года город имеет обязательства перед поставщиками услуг в размере 1 миллиард 917 миллионов рублей. У нас не хватает средств на оплату электроэнергии для электротранспорта, зато в областной бюджет заложены расходы на вертолет. И пусть мне не говорят, что вертолет есть у каждого министра в Татарстане! Там эта техника находится на балансе у крупных компаний, а не оплачивается из бюджета.


Если не я, то кто?

Ваша социальная ответственность проявляется не только в работе для города, но и в благотворительной деятельности. Как Вы пришли к этому?

К Богу не приходят с пионервожатым. Каждый проделывает этот путь сам. Со мной так же было. Рядом с банком, которым я руководил в начале 1990-х годов, находился детский дом. Ребятам там есть было нечего и носить тоже нечего. Я помог деньгами, через некоторое время приезжаю — а ничего не изменилось. Тогда я денег давать перестал — покупал продукты, одежду, игрушки. Самое сложное в благотворительности — это выбор. У меня нет сумасшедших ресурсов, хотя я и знаю, у кого они есть и как их привлечь. Но выбирать все равно приходится, и я стараюсь помогать самым уязвимым. В благотворительности, как и в банковском деле, и в расходовании бюджетных средств, деньги нужно тратить эффективно, честно и прозрачно.